Туберкулез на Южном Урале: как избежать заражения и жить счастливо

Почему туберкулез непобедим?

В прошлом году в Челябинской области 2041 человек заболел туберкулезом. Эту грозную инфекцию описал еще Гиппократ. Почему же до сих пор не удается победить это заболевание, как обезопасить от него себя и своих детей? Сегодня на эти вопросы отвечает главный внештатный фтизиатр министерства здравоохранения Челябинской области, руководитель областного противотуберкулезного диспансера Марина Владимировна Лехляйдер.

Две тысячи заболевших туберкулезом южноуральцев — это много или мало?

Это 58,3 случая на сто тысяч населения. Сравните: в 2015 году заболеваемость у нас составляла 63,7 случая на сто тысяч.

То есть снижение очень существенное. Поздравляю вас!

Радоваться, к сожалению, рано. Дело в том, что из этих вновь заболевших уже порядка 20 процентов составляют лица с ВИЧ-инфекцией. Туберкулез и ВИЧ протекают на фоне хронического иммунодефицита, одна болезнь подпитывает другую. Люди, у которых Т-лимфоцитов в крови меньше 350, то есть иммунитет ослаблен, имеют очень высокий риск заболеть туберкулезом. Челябинская область вошла в десятку самых неблагополучных регионов России по ВИЧ. На учете в областном центре состоит более 40 тысяч ВИЧ-инфицированных.

К сожалению, чаще всего это асоциальные люди, многие из них употребляют наркотики. Говорить о том, что они заботятся о своем здоровье, не представляется возможным. Поэтому получается вот такой достаточно большой резервуар инфекции. И у нас в противотуберкулезной службе наблюдается около 5 тысяч южноуральцев, больных активной формой туберкулеза.

Для того чтобы пациенты СПИД-Центра не заболели туберкулезом, принята Российская программа снижения смертности от туберкулеза. В рамках ее мероприятий на первом месте консультация фтизиатром всех ВИЧ-инфицированных и назначение им химиопрофилактики, чтобы они впоследствии не заболели туберкулезом. Этим сейчас мы активно занимаемся с центром Анти-СПИД.

Другой серьезной проблемой вы назвали распространение лекарственно устойчивого туберкулеза (МЛУ-ТБ). Чем он опасен?

Это действительно очень серьезное заболевание с высокой смертностью. Схема его лечения от 18 до 24 месяцев. Самое обидное, что эта форма туберкулеза — дело рук человеческих, когда пациенты не проходят полный курс антибиотиков, бросают лечение. Такие «недолеченные» больные ходят по улицам, выделяя микобактерию туберкулеза. И люди заражаются сразу лекарственно устойчивым туберкулезом, который долго и трудно лечится. У нас есть даже несколько случаев заражения подростков такой формой туберкулеза.

Раньше в структуре заболеваемости таких больных было минимальное количество, сегодня же их число выросло в три раза. В 2010 году у нас по области насчитывалось 324 таких пациента, сейчас их около тысячи.

Марина Владимировна, вы сказали, что от такой формы туберкулеза можно умереть?

Люди должны знать: если на ранней стадии туберкулез не диагностировать и не начать лечение, это может привести к повреждению легких и необратимым процессам. И это касается не только МЛУ-ТБ и сочетания туберкулеза и ВИЧ-инфекции. В прошлом году от туберкулеза умерло 407 южноуральцев. Смертность составила 11,6 случая на сто тысяч населения. Годом раньше эта цифра была 12,9. Как видите, существенное снижение смертности. Мы бьемся за каждого больного, но не всегда это зависит от медиков. В Уральском федеральном округе Челябинская область занимает наиболее благополучное положение практически по всем показателям, касающимся туберкулеза. У всех наших соседей — Тюменской, Свердловской, Курганской областях — заболеваемость туберкулезом составляет 100 и более случаев на сто тысяч населения. У нас, напомню, 58,3.

Заболеваемость детей у нас в три раза ниже общероссийской. В 80-е годы Южный Урал был включен в эксперимент по резкому снижению заболеваемости туберкулезом. И мы достигли показателя 24 случая на сто тысяч. Такой уровень мы удерживали до 1991 года, а в 1995-м, когда начался развал СССР, перестройка, заболеваемость выросла в три раза и достигла 74 случаев.

Такой рост произошел за счет мигрантов и других «понаехавших» в нашу область?

Не могу так сказать. Все приезжающие к нам обязательно обследуются на туберкулез. За прошлый год среди мигрантов выявлено 18 заболевших. Это немного.

Марина Владимировна, каков портрет вашего пациента? Это в основном асоциальные люди?

Тоже не факт! Я бы сказала, 50 на 50. В том-то и дело, что вполне благополучные люди боятся узнать о своем заболевании, не спешат на диагностику, а потом не лечатся, чтобы в семье, на работе не узнали, что у них туберкулез. Есть такой индикативный показатель нашей работы: мы должны профилактически выявлять пациентов в 56 процентах случаев. У нас он чуть ниже — 55,7. К сожалению, выявляется все больше распространенных форм туберкулеза.

Человек жил себе, ни о чем не подозревая, случайно попал на флюорографию, и у него обнаружился большой процесс в легких. Каждый такой случай серьезно расследуется. И выясняется, что человек не проходил флюорографию два-три, а то и пять лет. Перенес простуду на ногах. На слабость, потливость, кашель не обращал внимания. Только когда уж совсем плохо стало, вспомнил про флюорографию. Люди у нас не очень ответственно относятся к своему здоровью.

Об этом говорит и тот факт, что в ходе наших акций на Кировке, например, обязательно выявляется несколько случаев и туберкулеза, и рака легких. Ежегодно обнаруживается около тысячи случаев онкологических заболеваний, причем половина из них уже в III — IV стадии.

Какими путями попадают в диспансер ваши больные? Их привозят полицейские?

В том-то и дело, что сегодня пациент сам решает, лечиться ему или нет. Это право пациента. И практически никаких мер воздействия на него не предусмотрено. Есть Федеральный закон № 77, который говорит: если больной уклоняется от лечения, мы обязаны подать на него в суд. Работники нашей службы подают 300 — 400 таких заявлений ежегодно. Суды встают на букву закона и принимают решения — обязать лечиться. Далее мы обращаемся в службу судебных приставов, и они находят и привозят больного в диспансер. Однако дальше механизм воздействия не прописан, и больной на следующий день или через неделю может спокойно уйти из больницы.

У нас хорошо работает служба медико-социальной помощи, замечательные специалисты. После бесед с психотерапевтом 20 процентов больных все-таки проникается необходимостью лечиться и остается у нас. Остальные продолжают распространять инфекцию. Про лекарственно устойчивый туберкулез я уже говорила. И не существует ни уголовной статьи за распространение туберкулеза, ни его принудительного лечения, ни закрытых отделений для этого.

А на Западе лечение туберкулеза регулируется законом?

В Европе, США все это прописано на законодательном уровне. Если больной уклоняется от лечения, есть статья, по которой он тут же попадает в тюрьму и не может выйти из нее до излечения. Потому и заболеваемость туберкулезом там составляет 3 — 4 случая на сто тысяч. В России же у пациента даже в тюрьме есть право не принимать таблетки. Наши эксперты выезжают в места заключения, пытаются объяснить, убедить больного лечиться, а он пишет отказ и заражает туберкулезом всех своих сокамерников. В 2001 году, когда вышел закон о предупреждении распространения туберкулеза в РФ, специалисты сразу просили: сказали «А», скажите и «Б», дайте положение о принудительном лечении.

В 2013 году я лично от нашей области ездила на заседание комитета Госдумы, где обсуждались эти острейшие проблемы. Специалисты в один голос сказали: необходима уголовная статья или положение об ответственности. На дворе 2017 год. Никаких сдвигов нет.

Так может, государство просто не располагает средствами для лечения всех туберкулезных больных?

Мы лечим абсолютно бесплатно, применяя самые современные достижения. Все новые диагностические методы, вплоть до молекулярно-генетического, позволяющего получить результат о бактериовыделении через два часа, работают у нас на потоке. В регионе установлено четыре таких молекулярно-генетических анализатора, позволяющих охватить всю область: Челябинск со всеми прилегающими территориями, горнозаводскую зону, Магнитогорск и весь юг области. В лечении мы применяем сложные режимы химиотерапии, лазер. Оснащение службы и квалификация специалистов позволяют проводить большинство высокотехнологичных операций на легких.

Что вы посоветуете нашим читателям, чтобы не стать вашим пациентом?

Если у вас есть какое-то хроническое заболевание, например, гастрит, значит, ослаблен иммунитет и вы находитесь в группе риска. Микобактерии передаются воздушно-капельным путем, в любую минуту они могут внедриться в ткань легкого, а раз есть сбой в организме — начнут размножаться. Поэтому не надо ждать начала болезни, лучше самому ежегодно проходить флюорографию. Задача у нас с вами одна — как можно раньше выявить заболевание. Тогда болезнь успешно лечится за три-четыре месяца, причем до полного рассасывания. Факт остается фактом: от культуры каждого человека зависит ситуация с туберкулезом в Челябинской области.


Руководитель областного противотуберкулезного диспансера Марина Владимировна Лехляйдер.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

одиннадцать − 10 =